Ненецкая оленегонная лайка

История породы «Ненецкая оленегонная лайка»

Сегодня я расскажу вам о такой удивительной и редко встречаемой в наших широтах породе, как ненецкая оленегонная лайка.

Ненецкая оленегонная лайка

Ненецкая оленегонная лайка

Об этой породе мы знаем не так уж и много, хотя ненецкая оленегонная лайка – это порода, корни которой уходят глубоко в древность, ведь оленегонка относится к аборигенной породе собак, которые, в свою очередь, сформировались, примерно, во время ледникового периода. Далее эти собаки постепенно распространились по европейским тундрам и лесотундрам.

Прадеды оленегонных собачек существовали еще в палеолите, а в настоящее время ненецкая оленегонная лайка выглядит также, как и тысячелетия назад, ведь этим собакам, живущим в суровых условиях, повезло, и генетически они не менялись сотни лет.

Жизнь в суровых условиях сформировала в собаке этой породы массу достоинств: легкое телосложение, подвижность, отличное здоровье, густую шерсть, выносливость и неприхотливость. Психика собак этой породы крепкая, оленегонки – уравновешенные собаки, абсолютно лояльные к человеку, что делает ненецкую оленегонную лайку прекрасным компаньоном.

Несмотря на то, что большая часть Крайнего Севера входит в состав Российской Федерации, а ненецкая оленегонка – это собака обитает в этих широтах, порода не получила своего широкого распространения не только по России, но и даже по Ямало-Ненецкому и Ненецкому автономным округам, за исключением, конечно, жительства этих собак непосредственно в тундре среди оленеводов – местных жителей.

У ненецкой оленегонной лайки есть множество названий:

  • белая оленеводная собака юраков;
  • ненецкая оленегонная лайка;
  • ненецкая лайка;
  • оленная лайка;
  • самоедская лайка;
  • тавгийская лайка;
  • ненецкая пастушья лайка;
  • ненецкая пастушья собака;
  • оленегонная собака;
  • пастушья собака тундровой зоны;
  • самоедская собака;
  • тавгийская оленная собака и т.д.

По РКФ стандарту утвержденное название ненецкой оленегонки – оленегонный шпиц, хотя, если рассказать местным жителям название их же коренных собак, то они будут смеяться и сути присвоения их собак к какой-либо породе не поймут, посчитав нас большими чудаками, которым нечем заняться, вот мы и придумываем собакам названия пород, разводим их, участвуем в выставках, получаем собачьи документы…

Так как ненецкая оленегонная собачка не распространялась дальше зон тундры и лесотундры на протяжении многих веков и находилась в изоляции, собака эта свой облик за тысячелетия не поменяла.

Этот факт еще раз доказывается многочисленными находками археологов:

Еще в 1862 году на территории современной Швейцарии в торфяных отложениях  были найдены останки собачек, хорошо сохранившиеся, благодаря торфу. Приблизительный возраст находки – 2500 лет до н.э. Скелет этой собачки отличался от скелетов других подобных находок. Легкие тонкие кости, небольшой череп, около 150 мм. У собак была тонкая и короткая лицевая часть, а вот череп был достаточно широким по сравнению с узкой мордой.

Также останки торфяных собак находили на побережьях Балтийского моря, в местах свайных древних поселений. Помимо Балтийского побережья древнейшие собаки были найдены в различных уголках Европы, а у нас на берегу Ладожского озера, например.

Считается, что все шпицевые породы собак – это потомки той самой торфяной собачки. Например, самоедская ездовая  лайка – это традиционный потомок торфяной собаки.  Хотя, в последнее время ученые начинают спорить о том, правильно ли относить всех шпицевых к торфяной собаке.

Строение костей, черепа, зубов оленегонки отличается от строения собак других пород, распространенных по Крайнему Северу.

Некоторые ученые считают, что ненецкая лайка каким-то образом попала на Крайний Север, так как строение сильно отличается от других лаек живших и ныне живущих на территории Сибири и в различных уголках Крайнего Севера.

Есть версия, что скандинавские племена продвигались из центральной части Европы на Север вместе со своими собаками – потомками торфяных собачек, которые и являются прародителями современных ненецких оленегонных собак. От скандинавов собаки попали к саамам (коренным жителям, оленеводам, живущим на территории современной Финляндии) и их «родственникам» — лопарям (коренным народам, оленеводам, живущим по соседству, но уже в районе современной Мурманской области).

Коренные жители – ненцы, жили восточнее лопарей, однако в XIX веке ненцы перекочевали со своими стадами северных оленей от реки Печоры до Кольского полуострова, и именно там стали постепенно обзаводиться собаками, встретившимися им у местных жителей – лопарей.

Скорее всего, что до появления ненецкой оленегонки у оленеводов, собаки выполняли функции охотника, компаньона, сторожа. Именно изначальные навыки прекрасного охотника помогли этой собаке стать отличным пастухом. Собака быстро завоевала сердце суровых аборигенных жителей Севера, и эта порода получила широкое распространение среди коренных народов.

Позднее, в XX веке эта порода была вывезена на территории Камчатки и Чукотки.

Повседневная жизнь ненецкой оленегонной лайки

Ненецкая оленегонная лайка – это неизменный спутник оленеводов Крайнего Севера. Оленегонка сотни лет успешно пасет стада северных оленей, работая все это время бок о бок с человеком. Коренным народам непросто содержать своих собак в условиях постоянной борьбы за выживание, поэтому у людей там подход к отбору щенков очень серьезный. Всех ненужных и бесполезных в хозяйстве особей отбраковывают еще в щенячьем возрасте. Содержать большую собачью стаю для оленевода – неоправданная роскошь, ведь всех четвероногих нужно хорошо кормить оленьим мясом. Почему олениной? Да потому что по тундре зоомагазины не стоят, а единственное мясо в снежной пустыне и у собаки и  у человека – северный олень.

Так как во многих аборигенных общинах и оленеводческих бригадах принято хорошо кормить своих собак только во время суровой полярной зимы, а летом лишь докармливать, оставляя собаке право добывать себе пищу самостоятельно и охотиться, из ненецких оленегонных лаек получаются не только отменные пастухи, но и прекрасные спутники охотника.

Именно благодаря такому отбору у ненецких оленегонных лаек прекрасная, подвижная психика. Оленегонки — не только отличные пастухи и охотники, но и прекрасные компаньоны. Оленегонки спокойные, дружелюбные собаки, в которых нет агрессии по отношению к людям. Оленегонные лайки растут возле человека, а в семьях оленеводов бывает по 12 детей, поэтому щенки растут непосредственно с детьми. Оленегонные собаки абсолютно лояльны к человеку, поэтому такую собаку можно смело заводить тем людям, у которых есть дети.

Несмотря на, казалось бы, жестокое в нашем понимании отношение к своим собакам, аборигенные жители часто подчеркивают, что собака у них – это главный помощник, которому они благодарны и без которого в тундре жить невозможно.

У ненцев, например, в собачьей стае есть собаки, выполняющие различные функции.

Ты-маламбада. В переводе с ненецкого языка «ты» — это олень, а «ты-маламбада» — это собаки, собирающие стадо северных оленей воедино. Такие оленегонные собаки ловкие, прекрасно маневрируют среди леса оленьих ног, уворачиваются от бегущих сломя голову оленей. Собаки молниеносно огибают большое стадо по периметру и развивают при этом достаточно высокую скорость. Такие собаки считаются форвардами и у ненцев ценятся высоко.

Ты-тавана. Функция этих собак – пригонять стадо домой. Собаки способны не хуже оленеводов гнать оленей в нужную сторону, участвовать в переправе оленей через реки. Эти оленегонки чувствуют, вода, например, следует сбавить темп и дать оленям передохнуть, перейти на шаг и отдышаться.

Малта-мыта. Функция этих собак – поисковая работа. Северные олени часто отбиваются от своего стада. Иногда отбивается несколько особей. Иногда десятки. Бывает такое, что отбиваются сотни.

Мэрчо-мыта. Функция этих собак – удержание стада поблизости от стойбища. Собаки эти следят за тем, чтобы олени «курсировали» по кругу близ человеческих стоянок  и не разбредались.

Ненцы наблюдают за щенками с самого рождения. Характер малыша уже о многом говорит, ведь рабочие качества собаки напрямую связаны с характером.

Ненецкая оленегонная лайка – прекрасный охранник. Оленеводы по лаю собаки, по тембру этого лая способны определить, почему животное беспокоится: приближаются какие-то люди или собаки, либо приближаются хищники – волки, медведи и т.д.

Даже по тому, как собака шевелит ушами, принимает стойку, принюхивается или замирает, оленевод может сделать вывод о том, что привлекло внимание лайки – беспокойство оленей, движение в стаде, подкрадывающиеся посторонние.

Ненецкая оленегонка – прекрасный охотник, ведь собаке приходится добывать себе пищу с помощью охоты. Однако эти собаки не менее талантливые пастухи, а выполнение пастушьей функции – это первоочередная задача лайки. Именно поэтому оленеводы пастушью собаку к охоте зачастую не привлекают. Считается, что собаки-пастухи, поохотившись, плохо пасут стадо.

Самым ценным оленегонным собакам человек запрещает гоняться за дикими мелкими животными и птицами в тундре.

Впрочем, еще одна народность – селькупы, в свое время начали выменивать у ненцев собак, и стали использовать их в охоте не только на птицу, но и на достаточно крупных животных – лосей и медведей.

Ненецкая оленегонка – легкая, выносливая и умная собака. Почему бы не поставить таких собак в упряжку?

Ненцы очень суеверны и, как и много веков назад, придерживаются в своей повседневной жизни строгих правил и традиций. Считается, что оленегонку нельзя ставить в упряжку, ведь боги создали эту собаку для помощи человеку при работе с оленями. Если собака перестанет выполнять свою функцию и превратится в транспорт, то и хозяин собаки, который совершил такую оплошность и нарушил волю богов, обеднеет, потеряет свое стадо и превратится из оленевода в полуголодного рыбака.

Если ребенок, играя, запрягает собак в нарты, то он будет жестко наказан старшими, так как это делать запрещено. Еще одно правило: никогда не набрасывать на собаку аркан для ловли оленя.

У каждого хозяина отношение к своим питомцам разное, как и у нас. Некоторые хозяева собак держат исключительно на улице, за пределами своего жилища, а некоторые любят своих собак и позволяют им жить в чуме, спать на шкуре рядом с собой, кушать подле себя. Во время перекочевок собаке может быть разрешено не бежать с обозом северных оленей, запряженных в нарты, а лежать непосредственно в нартах на шкурах.

Как и везде, среди населения тундры ходит много легенд и рассказов о том, как собака помогла своему хозяину, уберегла от хищников, отвлекла от хозяина и приняла «огонь» на себя. Также собаки часто приводят к стойбищу заблудшего в непогоде хозяина, которого в тундре застала пурга или метель.

Ненецкая оленегонная лайка в Москве

Мы, как представители нашей оленьей фермы, каждый год отправляемся в командировки в Республику Коми. Местные жители, в основном ненцы, реже ханты и манси поддерживают с нами связь, приглашают в гости в тундру.

Картина снежной пустыни, посреди которой одиноко стоит несколько чумов, а рядом пасутся северные олени и лают собаки, стала для нас до боли родной. Собаки, мирно гуляющие среди оленей или спокойно лежащие неподалеку от чума и наблюдающие за перемещением людей, сразу привлекли наше внимание. Невысокий рост, густая шерсть, хвост колечком, дружелюбный нрав. Действительно, ненецкая оленегонная лайка чем-то смахивает на шпица.

Так как в Москве на нашей ферме северных оленей живут не только сами олени и множество лошадей, но и ездовые собаки породы сибирский хаски, работающие в упряжке, а также полярные совы, волк, еноты, мы подумали о том, чтобы дополнить наш уголок Крайнего Севера ненецкими оленегонными лайками. Попросив у местных жителей пару щенков для перевоза их в Москву, мы получили отказ. Местные жители объяснили нам, что «лишних» собак в своем хозяйстве они не держат, и все лайки – это нужные, рабочие собаки, которых они нам ни отдать, ни продать не могут. Мы уезжали из стойбища ни с чем ежегодно, так и не получив этих собак. Более того, местные жители не  хотели продавать нам собак ни за какие деньги.

У городских наших русских знакомых, которые живут в городе, мы узнали, что ненцы своих собак ценят очень высоко, не продают и не отдают. Оказывается, мы не первые, кто обращался к местным жителям с просьбой продать собаку. Местные русские, увлекающиеся охотой, высоко ценят качества этих собак, пытаются выменять у ненцев щенка, но зачастую получают категорический отказ.

Нам повезло лишь на пятый год наших путешествий на Крайний Север. Удача улыбнулась нам, и местный оленевод по имени Проня, наконец, согласился продать нам двух щенков-подростков.

Когда мы приехали на встречу с Проней, то увидели такую картину: Проня и его друг приехали на снегоходах, к которым были прикреплены нарты, которые мы собирались у него приобрести. Оказывается, в город на снегоходах и оленях местных жителей не пускают, поэтому встреча наша состоялась в тундре, на выезде из города. Собак не было видно издалека, и мы подумали, что опять что-то не срослось, и собаки снова нам не достанутся. Но, подойдя поближе, мы увидели, что в самих нартах, на теплой оленьей шкуре лежат две небольшие собачки, которые трясутся то ли от холода (на улице уже было -27 градусов), то ли от страха.

Оказалось, что это девочка и мальчик. Девочку зовут Пуру – в переводе с ненецкого – рыжая, а мальчика зовут Черну – в переводу с ненецкого – черный. Что самое интересное, собаки абсолютно не суетились, хотя были напуганы, они не поднимали шум, вели себя крайне спокойно. После общения с эмоциональными хаски, ненецкие оленегонки показались нам крайне воспитанными и уравновешенными. Этот признак породы сразу бросается в глаза.

Собаки ехали в нартах до гостиницы, невозмутимо возлежа в нартах. В номере они тоже вели себя абсолютно спокойно, шума не поднимали. То же самое поведение было в поезде. Мы смеялись и шутили, что стресс для оленегонной собаки — неведомое состояние организма. Интересно, как же оленеводы умудряются их так отлично воспитывать?

Интересно было наблюдать за тем, как ненецкие оленегонки с жадностью поедают такие диковинные продукты, как виноград, яблоки, мандарины. Конечно, после скудного тундрового рациона, букет витаминов и свободный доступ к еде заметно понравился собакам.

По приезде в Москву возникла проблема – собаки не ели никакого мяса, кроме оленины. Но, посидев несколько дней на голодной диете, собачки с удовольствием стали поглощать каши с мясом.

Что удивительно, на новом месте собаки освоились моментально, драк ни с кем из новых собратьев не устраивали, свободно бродили по территории, не пытаясь совершить побег. То есть ненецкие оленегонки сразу же поняли, что выгоднее с нами сотрудничать, ведь здесь их кормят. Несмотря на то, что в поведении этих собак не было агрессии, выстроить отношения с членами существующей стаи у ненецких оленегонных лаек получилось, путем постоянной демонстрации своей решимости и непреклонности.

В результате, когда ненецкие оленегонки ели, стая из двадцати с лишним хаски стояла в стороне и наблюдала, и никто из собак не смел подойти, и, тем более отобрать еду!

Правда ненецкие оленегонные лайки сразу же принялись помогать нам пасти гуляющих по территории лошадей, ведь они по природе своей пастухи! Это было забавно. Лошади страшно испугались, когда между ногами у них засновали маленькие юркие собаки с безудержным лаем.

Оленегонок нам пришлось убрать в закрытые вольеры с огороженной площадкой для выгула.

По весне у Пуру – рыжей оленегонки, появились щенки: 3 мальчика и 3 девочки. Сейчас ненецкие оленегонные лайки живут на оленьей ферме. Экскурсантов, приходящих к нам на экскурсию, неизменно привлекают эти веселые и дружелюбные собаки. Люди задают нам вопрос: «Что это за диковинная порода?», на который мы с гордостью отвечаем: «Ненецкая оленегонная лайка!»

Запись опубликована в рубрике Породы собак с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *