Принцип сенсорных коррекций и коррекционное сопровождение собаки дрессировщиком во время обучения.

Когда спрашиваешь владельца собаки, который пришёл на занятия, чем занимались с собакой и что она умеет, то, как правило, в его ответе на эти вопросы проявляется убеждение, что если собака что-то знает, то она это знает, а если она это не делает, то потому что не хочет. Это не совсем так.

Безусловно,  заинтересованность в работе очень важна для выполнения собакой команд дрессировщика, но дело не только в готовности к сотрудничеству. Как правило, дрессировщик, даже если он насквозь пропитан гуманистическими идеями о том, что собака это не автомат и рефлексами её поведение объяснить невозможно, на более, глубинном  уровне своих представлений о собаках всё равно исходит из принципа рефлекса.

    Это и проявляется в представлении о том, что собака команду либо знает, либо нет, и если знает, но не делает, то значит, просто не хочет или намеренно отказывается работать. Эту намеренность непослушания иногда описывают разными словами «специально», «назло», «издевается», «отказывается подчиняться», «показывает свою доминантность» и др. 

     Использование таких объяснений демонстрирует непонимание дрессировщиком того, что поведение собаки зависит от очень большого количества факторов и организуется и выстраивается непосредственно в данный момент времени. Очень длительное время собака все команды и воздействия дрессировщика воспринимает только как часть условий, в которых она существует, как некоторую часть информации к принятию решения. И только после длительной дрессировки, учитывающей желания и потребности собаки, команды и воздействия дрессировщика становятся решающими факторами в организации её поведения.

Любой владелец собаки имеет свои ответы на вопросы как думают собаки, думают ли они вообще, насколько собака в своём восприятии мира отличается от человека, как надо общаться с собакой, как следует обучать собаку и т.п. Существуют две крайние точки зрения первая, что поведение собаки полностью зависит от рефлексов и вторая, что собака это такой человек в шёрстке, который просто не умеет говорить, а так всё то же самое.

И есть ещё третья точка зрения что собака, это почти волк только домашний и обращаться с ней надо соответственно волчьим законам. 

И как-то так получается, что нет альтернативы этим трём подходам либо гринписовская позиция не подавляйте собаку как личность, либо отношение к собаке как к автоматической игрушке, либо ходи и думай, а как бы поступил волк вожак на моём месте. А между тем  в родном отечестве предостаточно учёных,  которые давно уже ушли от Павловских рефлекторных представлений, причём было это ещё в середине двадцатого века. Одним из таких учёных был Бернштейн Николай Александрович (1896-1966).  

   Теперь я приведу текст, излагающий взгляды Бернштейна по проблеме организации движений и действий человека. Фактически  разговор здесь идёт об организации поведения человека и животных. Это почти дословное, с некоторыми изменениями, цитирование в произвольном порядке отрывков из лекции № 9 физиология движения и физиология активности  взятой из книги  «Введение в общую психологию» Ю.Б. Гиппенрейтер.

    «До  работ Бернштейна бытовало  мнение, что движение и действие организуется следующим образом. На этапе обучения формируется и фиксируется программа движения, действия, поведения. Затем в результате какого-то стимула она активируется, в мышцы идут моторные командные импульсы и движение, действие реализуется.

    Таким образом, механизм движения описывался принципом рефлекторной дуги стимул – процесс его центральной переработки (возбуждение программ) – двигательная реакция.

     А поведение в целом трактовалось как набор рефлексов условных и безусловных находящихся в различных отношениях и взаимодействиях друг с другом.

    Бернштейн пришёл к выводу, что сколько-нибудь сложные движения так строиться не могут. Результат любого сложного движения зависит не только от управляющих сигналов, но и от других факторов, которые заранее учесть не возможно. Они вносят отклонение в запланированный ход движения и действия, сами же не подлежат предварительному учёту.

    Этими факторами являются  реактивные, инерционные, внешние силы и последний не планируемый фактор – исходное состояние мышц.

    Действие всех перечисленных факторов обуславливает необходимость непрерывного учёта информации о состоянии двигательного аппарата и о непосредственном ходе движения, а также о поведении субъекта или состоянии объекта с которым осуществляется взаимодействие.  Окончательная цель движения может быть достигнута, только если в него будут постоянно, вносится поправки.       

    Таким образом, Н.А. Бернштейном был предложен совершенно новый принцип объяснения управления своими движениями живого организма и не только живого, но и любой сложной системы.  Он назвал это принцип сенсорных коррекций.»

    На этом я заканчиваю цитирование Ю.Б. Гиппенрейтер. Эта книга, написана просто и доступно, и если подумать, то из неё  можно взять гораздо больше, чем из часто просто дублирующих друг друга книг о собаках и их дрессировке.
   Полезно почитать и самого Бернштейна при наличии желания и интереса вполне можно разобраться.

   Итак, мы имеем принцип рефлекса и принцип сенсорных коррекций в описании построения движения, действия и поведения. Сначала Декарт ввел понятие рефлекса, потом Павлов, признав недостаточность этого принципа, для объяснения поведения ввёл понятие условного и безусловного рефлекса.

И то, что называлось рефлексом, стало называться безусловным рефлексом, то есть стало частным случаем, более обшей теории. Так же как физика Ньютона стала частным случаем физики Энштейна. Так и принцип рефлекса стал частным случаем принципа сенсорных коррекций.

   Коленный рефлекс или отдёргивание руки из огня осуществляются без сенсорных коррекций по принципу рефлекса, в результате прямого проведения сенсорных команд от центра к периферии. Но даже сесть на стул без сенсорных коррекций невозможно, потому что стулья разные и усталость мышц разная и в разных психоэмоциональных состояниях человек сидит в разных позах.

   Таким образом, мы имеем историческое развитие понимания о причинах и следствиях в поведении, от Декарта к Павлову и от Павлова к Бернштейну и Анохину.

  Всё, что написано по поводу движения тем более актуально по поводу действия и ещё раз тем более по поводу поведения.

  Инструктор может запланировать провести занятие, рассчитывая на определённый уровень подготовленности собак и дрессировщиков. Но кто-то собаку покормил перед занятиями, какая-то собака пришла с другим членом семьи вместо основного дрессировщика, кто-то всю неделю не работал со своей собакой или просто все хотели как лучше, а получилось как всегда. В результате запланированное занятие надо на ходу подстраивать под реальное положение дел.

  Та же ситуация возникает перед дрессировщиком, собака всю неделю работала и заниматься с ней было одно удовольствие, а на площадке она отвлекается, совершает массу неточностей и надо на них реагировать здесь и сейчас, а не рассказывать как она хорошо работает дома.

    Невозможно проработать с инструктором все возможные варианты дрессировочных ситуаций, которые никогда полностью не дублируют друг друга. Поэтому, дрессировщик, работая с собакой должен понимая общие правила, принципы и закономерности зная базовые шаблоны и стереотипы действий гибко подстраивать свои действия под решение конкретных задач в конкретных условиях.

   Возвращаясь непосредственно к дрессировке собак необходимо сказать следующее: Когда мы отрабатываем любую команду, требующую от собаки конкретного и точного движения необходимо непосредственно реализовывать в воздействиях на собаку принцип сенсорных коррекций. Не так, что собака села неровно, а мы её поправили потом, и не так что пришла собака на место и стоит минуту, прежде чем ляжет. А должно быть непосредственное коррекционное сопровождение выполнения действия, как только собака начала понимать какое собственно действие она должна выполнить по конкретной команде.

   Если мы учить щенка пониманию команды сидеть, мы его не мучаем на первых порах точностью движения. Если же наша цель добиться правильного выполнения комплекса из команд «сидеть», «лежать», «стоять», то есть правильной техники движений без продвижения, то в этом случае необходима сопровождающая коррекция механикой или пищей на протяжении всего выполнения команды.

    И только потом внешняя коррекция дрессировщика уходит на второй план, остается на запасном пути, а инициатива отдаётся собаке и уже она сама себя корректирует в процессе выполнения нужного действия.

     Можно конечно пойти и по другому варианту дрессировки, когда ведущим фактором является не воздействие, инициирующее желательное поведение, а вознаграждение, которым дрессировщик осуществляет отбор более правильного выполнения команды. Но для такой дрессировке нужна мотивация собаки и работоспособность, так чтобы у неё было такое количество выполнений одной и той же команды, которое позволит понять, какое выполнение ведёт к вознаграждению.

    В любом случае дрессировщик должен четко понимать, что является в данном случае ведущим фактором обучения воздействие или вознаграждение. И если это воздействие, тогда необходимо руководствоваться не принципом рефлекса, а принципом сенсорных коррекций.

Оглавление, дрессировка собак статьи

Запись опубликована в рубрике Дрессировка собак, ОКД с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *